«Отец накинулся на нее, ударил, сорвал трусы»

23.09.2023 18:10

В редакцию телеграм-канала ВЧК-ОГПУ и Rucriminal.info обратилась бывшая жена президента девелоперской и строительной группы компаний ФСК Владимира Воронина. Она рассказала, как олигарх устроил настоящий террор в отношении бывшей супруги и собственных детей. Помощь ему в этой оказывают бывшие и действующие сотрудники ФСБ РФ. Мы будем публиковать это письмо с небольшими купюрами: 

«Меня зовут Инга ( Воронина) ,я бывшая жена Воронина Владимира Александровича.

Опишу Вам историю кратко , т к это все продолжается больше двух лет и для подробного описания нужна целая книгаМой бывший муж Воронин Владимир Александрович — сын бывшего чиновника, глава ГК ФСК и его ОПС преследуют и издеваются надо мной, детьми и моим нынешним мужем.

15 лет рабства, так я могу описать брак с этим человеком. Несколько раз я пыталась с ним развестись, но безуспешно, из-за угроз, давления и побоев. За помощью не раз обращалась в полицию, но безрезультатно. 

В 2020 году он наконец дал согласие на развод , снял с меня все активы, все имущество я передала ему по договорам дарения, лишь бы развестись и жить спокойно с детьми ,но когда все началось Воронин стал всячески мешать и затягивать процесс, он занял около 9 месяцев, при том, что не было никаких споров совсем т.к ранее он насильно заставил меня подписать соглашение о том, что дети остаются с ним: Воронин ворвался в дом, где я находись с детьми в очередным приступе бешенства жестоко избил меня на глазах у детей и … столкнул меня с лестницы дома на улице. Это было 6 февраля 2021 года.

С января 2021 года он организовал круглосуточную слежку за мной, при помощи своего начальника службы безопасности Суслова Никиты ( бывшего сотрудника ФСБ Ростова, уволенного из органов с утратой доверия за коррупцию ). Слежка посредством GPS трекеров, наружнего наблюдения и т д.

Весной 2021 года, когда мне передали, что Воронин заказал меня искалечить, я решила бежать из Москвы в свой родной город Санкт-Петербург к своему отцу, который так же отвернулся от меня как и все родственники. Я обратилась за помощью к другу детства, который согласился мне помочь ( впоследствии стал моим мужем).

Слежка угрозы и давление продолжились уже в Санкт — Петербурге …Мы обращались в полицию, но помощи не получили.

В мае 2021 года мне позвонила заплаканная старшая дочь и сказала о том, что отец накинулся на нее, ударил, сорвал трусы. Я вызвала полицию. Ребенка сначала допросили в присутствии отца по месту ее жительства. Я связалась с сотрудником, допрашивавшим дочь, и потребовала соблюдения закона при допросе несовершеннолетней. При этом инспектор подтвердила, что Александра жаловалась на то, что отец насильно раздел ее. У меня имеется переписка с дочерью и ее аудиосообщения по данному факту.  Я написала заявление в полицию.

Однако до сегодняшнего дня его судьба неизвестна. Впоследствии Воронин обратился с заявлением о привлечении меня к уголовной ответственности за ложный донос, но ему было отказано.

Воронин неоднократно заявлял, что уничтожит меня.

29 мая 2021, заметив очередную слежку мой нынешний супруг, зафиксировал людей и машины ( 2 машины ).

30 мая на парковке Икея к нам пристал неадекватный человек, удерживая дверь автомобиля, начал угрожать … мужу пришлось ударить его на опережение, с целю предотвратить нападение.

Как оказалось, это были люди из ОПС Воронина, так они инсценировали конфликт сняли на видео регистратор, для того чтобы сфабриковать уголовное дело и убрать моего супруга, оставив меня одну без поддержки, так по их замыслу будет проще меня сломать.

С этого момента во всех красках заиграл коррумпированный ресурс Воронина.

Потерпевшим оказался подельник Суслова так же из Ростова боец кик-боксер Головко, представившийся простым грузчиком ( профессиональный потерпевший ). Свидетель — якобы таксист, следивший за день до конфликта и заснятый на телефон.

Эта история длиться уже более двух лет с целью усугубить статью с 112 на 111. Отдельное внимание организации ФМБА. Чьи специалисты дважды сделали подлог и написали тяжкий вред. Хотя первая экспертиза установила отсутствие вреда в принципе. Подробностей очень много, на каждое слово есть доказательство.

До 28 февраля 2021 года я жила в Москве в арендованной квартире. Хотела перевезти детей к себе. В феврале-марте подъехала к дому, позвонила старшей дочери – попросила спуститься ко мне с младшими детьми. Дочь сказала, что отец не разрешает, требует, чтобы я сама поднялась. Я поднялась, дверь открыла старшая дочь. Я зашла, начала одевать младшую.  Воронин В.А. подскочил ко мне и стал наносить мне удары по голове и лицу. В этом момент старшая дочь схватила нож и сказала Воронину, что зарежет, если он не прекратит. Заплакал сын. Воронин отпустил только меня с младшей дочерью. Старшая дочь спряталась в туалете с телефоном, позвонила мне и сказала, что отец кричит, рвется в дверь, что она вызывает полицию. В этот момент я находилась в машине около дома.  Вместе с полицией старшая дочь вышла из дома. Сын остался (испугался). Дети сказали, что очень боятся отца. Полицейские дали мне телефон инспектора по делам несовершеннолетним. Я обратилась к инспектору. Но никакой реакции не последовало («семейные» разборки).

На мои просьбы получить доступ к своим детям Воронин сказал, что если я не заключу соглашение по детям, то никогда их не увижу.18 февраля 2021 г.  в помещение юридической фирмы, которая обслуживает Воронина , прибыл нотариус и удостоверил составленное его юристами Соглашение о порядке общения и участия в воспитании детей отдельно проживающего родителя, по условиям которого (п. 2.1.) в случае раздельного проживания родителей место жительства детей определяется с отцом. Согласно п. 3.6. соглашения мать обязуется обеспечить, чтобы ее общение с детьми в присутствии любых лиц, кроме близких родственников, педагогов, медработников и обсуживающих жилые помещения работников, осуществлялось только при условии согласования таких лиц с отцом. Нотариальное действие было совершено вне помещения нотариальной конторы. Одновременно с подписанием данного Соглашения в Брачный договор были внесены изменения в части ограничения выплат бывшей супруге в случае расторжения брака, если она начнет сожительство с иным лицом с целью построения брачных отношений. Кроме того, в договор были внесены пункты о том, что после расторжения брака в мою собственность перейдут два нежилых помещения (151,10 кв.м, 33,90 кв.м). Данные помещения являются неликвидными, требующими больших затрат на их содержание, и не представляют для Воронина имущественного интереса. Благодаря этому пункту соглашения Воронин начал распространять среди своего окружения информацию о том, что ради имущества мать «продала» своих детей. Внесенные изменения были сделаны не в моих интересах, я не желала этого и не просила. К исполнению изменений в брачном договоре не приступала. Мои претензии к Воронину касаются только детей.

Находясь в вынужденной изоляции от своих детей, я регулярно присылала им одежду, игрушки, звонила по видеосвязи. Все вопросы по детям я вынуждена согласовывать с гувернанткой по ее телефону. Общение с Ворониным всегда сопровождается оскорблениями и угрозами.  Я оплачиваю школьное питание (через личный кабинет) старшей дочери и сына, проверяю дневник, слежу за питанием. Через старшую дочь я передавала вещи для других детей, давала деньги на карманные расходы, покупала назначенные врачом лекарства.

В марте 2022 года у меня появилась возможность на несколько дней получить доступ к детям. Они приехали ко мне в Санкт-Петербург на несколько дней. Я обратилась в отделение судебно-медицинских экспертиз и исследований НКЦ Карповка с запросом на исследование актуальной семейной ситуации, в которой находятся дети, их психиатрический и психологический статус. По рекомендации юристов я также просила исследовать и мою личность».

Оригинал материала